Вопрос: Относится ли ГП к классической литературе? Является ли Роулинг писателем-классиком наравне с Шекспиром, Толстым или Толкином?

О: Трудно отрицать, что поттериана – это классическая литература, а Роулинг – классический автор. Думаю, весь вопрос в том, как это оценивать. Когда Time magazine внес Роулинг в список «Персон» 2007 года, там была приведена цитата из высказывания одного английского профессора как раз на эту тему:

«Они произвели взрыв – это признают даже их критики, – и вдохновили поколение жадных до чтения людей, которые не боятся толстых книг и сложных сюжетов. «Их легко недооценить из-за трех вещей, которые я называю Дарами смерти для ученых, – говорит Джеймс Томас, профессор английского языка университета Пеппердин. – Они не могут быть хорошими, потому что они слишком новые, слишком популярные и слишком детские». Однако он настаивает, что эти книги – куда больше, чем просто развлечение. «Они сделали миллионы детей более сметливыми, более чувствительными, несомненно более грамотными и, возможно, более нравственными, избегающими таких вещей, как лицемерие и жажда власти. Из этих детей вырастут хорошие взрослые, как я надеюсь. Мне неизвестны другие произведения, которые произвели бы такое волшебное действие на миллионы читателей за столь короткое время».

У меня есть три лакмусовых бумажки, которыми я проверяю книги на принадлежность к классической литературе:

1) Задает ли автор важные вопросы о том, что значит быть человеком?

2) Есть ли в содержании книги ответы автора на эти вопросы?

3) Являются ли ответы поучительными и увлекательными?

Если книга принадлежит к английской литературной традиции, то последний вопрос проще переформулировать так: «Являются ли ответы христианскими?» Не так уж много книг выдерживают это тройное испытание. Если вы внимательно читали до сих пор, то знаете, что поттериана его выдерживает. Сага о ГП превосходит ожидания по всем трем показателям настолько же, насколько ее популярность превосходит популярность прочих книг.

Слушатели обычно считают, что я шучу, когда говорю, что Роулинг вполне можно сравнить с Шекспиром, Толстым или Толкином. Часть этого недоверия, несомненно, происходит из упомянутых профессором Томасом «Даров смерти для ученых»: эти книги слишком новые, слишком популярные и слишком детские, чтобы их воспринимали всерьез. Точно так же Шекспира и Диккенса современники не принимали всерьез, считая их творчество забавой для деревенщин. Но невозможно отрицать, что у Роулинг есть немало преимуществ по сравнению с авторами, которыми все восхищаются, но которых никто не читает.

• В ее книгах нет ни изощренной элоквенции, ни пафосных страниц (хотя Роулинг и продвинулась в эту сторону очень далеко по сравнению с «Мурашками» (Прим - серия ужастиков для детей младшего и среднего школьного возраста) и прочей детской литературой). Соответственно, ее тексты более доступны для читателей – юных и старых – и ее идеи лучше проникают в головы. А учитывая, какой духовный груз заложен в эти идеи, это немаловажно.

• На страницах поттерианы есть место чувству юмора и даже грубоватым подростковым шуточкам. Один мой друг-толкинист однажды задумчиво сказал: «Знаешь, во «Властелине Колец» нет шуточек по поводу Урана» (Прим - в русском переводе ГП эту шутку пропустили, ибо она основана на непереводимой игре слов Uranus (Уран) и your anus (твоя задница). У Роулинг на одном из уроков Трелони Рон обращается с этим каламбуром к Лаванде Браун). И так оно и есть. Я не думаю, что это дает Толкину существенное преимущество, если на одну чашу весов положить «Хоббита» и «Властелина колец», а на другую – семь томов ГП. Шутки «Властелина Колец» будут в этом смысле сильно отставать.

• Роулинг предлагает своей постмодернистской аудитории вечные истины в таком виде, что те воспринимают их как что-то очевидное, хотя в другой обстановке могли бы отвергнуть или даже осмеять их. Существование души? Важность того, во что веришь? Уверенность в жизни после смерти и суде над теми, чья душа истощена, а сердце черно? Роулинг контрабандой доставляет эти драгоценности вместе с другими идеями христианского учения в своем сюжете прямо в сердца самых скептических и даже циничных читателей.

У К.С. Льюиса были еще более простые критерии оценки хорошей книги. Первый из них, высказанный в статье «Эксперимент и критицизм», таков: перечитывают ли ее снова и снова? Сам Льюис, как говорят, каждый год перечитывал все произведения Джейн Остин. По его словам, у ее книг есть только два неисправимых недостатка: их слишком мало и они слишком коротки. Дж.К. Роулинг и Бенджамин Дизраэли тоже любят Остин: автор ГП 20 раз перечитывала «Эмму», а премьер-министр 17 раз – «Гордость и предубеждение».

Мне попадались читатели, которые уже успели осилить все 4100 страниц семитомника несколько раз. Я разговаривал с покупателями в книжном магазине в день выхода ГПиПП и обнаружил там мать и дочь, которые в предвкушении шестой книги 15 раз перечитали пять предыдущих. Они выглядели вполне вменяемыми. Так что ГП проходит и этот, как я его называю, Остин-тест. Читатели по меньшей мере трех поколений перечитывают его как минимум однажды (и еще покупают фильмы).

К.С. Льюис также считал, что книга хороша, если она вам понравилась и вы чувствуете, что после прочтения стали лучше. Это может прозвучать слишком просто, даже по-детски, но это очень мощный критерий. Способна ли книга на то, для чего, по идее, предназначены все книги и развлечения? Сидней сказал однажды, что их цель – назидать, развлекая.

Завершая свой труд «Как Гарри всех нас околдовал», или «Что движет ГП-манией», я надеюсь, что вы поняли, почему люди всех возрастов и вероисповеданий любят романы о ГП. Эти книги отвечают на главные духовные вопросы, а важность последних особенно остро ощущается поколением, далеко отстоящим от времени, когда религиозная жизнь была традиционна. В эпоху скепсиса, неверия в само существование трансцендентного наша способность различать что-либо за пределами материи и энергии почти атрофировалась за недостатком упражнения, и наш сознательный ум склонен отрицать ее.

И в этот вакуум вторгаются истории про юного волшебника и его сражение с Волдемортом вовне и внутри себя. Роулинг, используя традиционную символику веры и английской литературы, тренирует атрофированное духовное чувство своих читателей и задействует их способность любить и понимать мир, давая ей трансцендентное измерение.

Она назидает, развлекая, – и мы определенно становимся лучше после этого великолепного наставления. Так что, я думаю, это прекрасные книги. Спасибо за то, что присоединились ко мне в этом увлекательном приключении. Пишите и сообщайте мне все, что сами думаете на эту тему. Заранее благодарю за письма. Увидимся на сайте Hogwarts Professor!

http://www.hogwartsprofessor.com/


9154378893218347.html
9154423448561965.html
    PR.RU™